buenoss: (Demfront)
[personal profile] buenoss

Спросил меня один знакомый, приходилось ли мне давать взятки. Я вспомнил и решил рассказать историю двух взяток, по нынешним временам пробивающие на слезы.

Первая взятка

Ленинград, 1981 год. Двухлетняя дочка ходила в ясли, но что-то там не клеилось, и жена решила, что нужно работников яслей простимулировать. Вопрос — чем? Мы были молодые преподаватели и с деньгами не шикарно. Главное — надо было придумать, где раздобыть какой-нибудь дефицит, ведь он же — дефицит?

Тут жене довелось съездить в Москву и она привезла оттуда две коробочки шоколадных конфет «Ассорти». Коробочки небольшие, грамм по 150. Но целых две! И цена нормальная — 3 рубля за коробку. Даже для того времени цена очень умеренная. Забыли советские времена? Дикостью кажется: в Питере трехрублевые конфеты — дефицит? Признаюсь, кабы эта история была не со мной, самому было бы трудно поверить. Забываются быстро ужасы советского времени.

Одним словом, отнесла жена одну коробочку в ясли, там были в восторге и отношения наладились. А вот вторая коробка, как предмет почти священный, стала дожидаться своего часа.

Вторая взятка

Тем временем стало ясно, что наш развод неизбежен. Тогда я принял решение: раз семья больше не держит, то я могу осуществить давнюю мечту: свалить из СССР. Но как? Я немало выяснил насчет возможностей нелегального перехода границы в разных углах СССР, но все были ненадежны, а в тюрьму точно не хотелось. Лучший вариант, решил я, - стать невозвращенцем. Приятель-австралиец предложил технологию побега через Вену, если сумею поехать в круиз по Дунаю. Фишка была в том, что (если кто забыл) чтобы поехать туристом в «капстрану» надо было сначала съездить в «соцстрану», а затем выждать два года. Так что план моего побега был долгоиграющий, но, как сказал питерский поэт Ширали, «пятнадцать суток — не пятнадцать лет».

Видимо, кармически все было правильно задумано, поскольку, как только план сложился, в моем Вузе появились объявления, что есть профсоюзные путевки для поездки в Болгарию. Бинго! Я стал оформлять характеристику. Ее смысл в том, что куча народу должна подтвердить, что кандидат на поездку «идейно выдержан и морально устойчив». Если же этот чел в поездке отколет коленце, то с каждого из подписавших можно будет строго спросить. Так что обеспечить себе круговую поруку из дюжины бдительных человек — это еще та была задачка. Для начала я получил подписи председателя профкома кафедры, где я работал, секретаря партбюро, комсомольского секретаря и заведующего кафедрой. Потом такой же круг по межкафедральному объединению гуманитарных кафедр, потом — аналогично — по факультету, куда наша кафедра была приписана, наконец — тот же круг на уровне Вуза. У секретаря парткома был нервный тик, он постоянно кивал. Этот тик меня и спас. Один из членов парткома подобострастно вылез: «Мне кажется, к Игорю были замечания по работе?». Другой член парткома, сотрудник моей кафедры, возразил, что проблем больше нет, есть поощрения и обратился с секретарю парткома: «Не так ли, Иван Иванович?». Бедного же Ивана Ивановича как раз пробил тик и он стал энергично кивать. Блеск! Осталось пройти последний рубеж — Иностранную комиссию райкома партии. Я погрузился в изучение материалов последнего съезда Болгарской компартии, в данные по тоннам выплавки чугуна и стали и подобный бред, потому что это все могли спросить на собеседовании. Напомню, что в итоге я получал право пару недель позагорать на Черном море под Варной.

Собеседование я прошел блестяще и с характеристикой в руках отправился в Дворец профсоюзов, в отдел, который ведал загранпутевками. - «Никаких путевок в Болгарию нет, все кончились». Я думал, что я умру. После всего этого, этой дикой беготни и унижений — и нет путевок! Так что же, вы сволочи, вешали объявления?! - «Зайдите через пару недель, - вдруг что-нибудь?» - напутствовали меня. Через пару недель мне подтвердили, что нет ничего, может быть в Румынию найдется, но вряд ли. Я вспомнил рассказы, что на румынских пляжах в 20.00 выстраивается цепь пограничников с автоматами и прогоняет отдыхающих. Нет уж! Я повернулся и пошел прочь. Но тут я вспомнил, что интуиция заставила меня взять с собой ту, вторую, коробочку конфет «Ассорти»! Дико стесняясь, потому что ситуация взятки становилась очевидной, я промямлил: «Спасибо, что сделали для меня все возможное, на память примите, пожалуйста коробочку (трехрублевую! - И.Ж.) конфет».

Боже, что тут началось! Чиновница попросила меня чуть погодить, взяла мои бумаги в руки и воскликнула: «Оказывается, у вас характеристика есть! Это же меняет дело!» . О!О!О! - Как я мог бы к ним придти без характеристики — единственного документа (кроме паспорта), который нужен для поездки! - Через полчаса путевка была оформлена.

Потом в поездке были свои идеологические приключения, потом меня выгнали с кафедры за неправильные политические взгляды и поездки за рубеж накрылись, потом началась перестройка, потом я эмигрировал, потом вернулся и, наконец, снова эмигрировал. Но больше взяток давать не приходилось. Вряд ли госаппараты стали честнее, скорее, это мне от них ничего не было нужно.

Парадоксальные выводы

По моему глубокому убеждению, описанные события — вовсе не взятки. Тогда шоколадка секретарше — тоже взятка? Тем более, учитывая, что стоила она копеек 80. Нет, это не взятки. Нынешних 10 тысяч рублей хирургу «левого» гонорара или бутылка виски преподу — тоже не взятки. А что же это? - Это винтики и гаечки в системе функционирования гражданского общества. Да, эти подарки имеют цель добиться личной выгоды (поехать в отпуск, попасть к начальнику, сделать операцию, и т. д.), но они не побуждают взяткополучателя дать взяткодателю чего-то за пределами его обычных прав. Ведь как обычно? - Я право имею? - Имеете. - А я могу? - Нет, не можете. А дал шоколадку, - и не только право имею, но и реально могу. Все начинает нормально функционировать.

Наверно, взятка это другое. Я прихожу к замначальника земельного отдела и говорю: «Паливаныч, такое дело. У тебя по земельному плану участки 56, 57 и 58 никак не задействованы. А у меня такой инвестор появился, закачаешься. Простор ему нужен. Надо бы ему в собственность эти участки перевести». - Паливаныч хмурится: «Ты это как себе представляешь? Это возделываемые земли, на них строить нельзя, пусть твой инвестор в другом месте поищет» - «Так Паливаныч, родной, кто же велит закон нарушать и народное достояние разбазаривать? Сам ведь знаешь, там было фермерское хозяйство, оно разорилось, теперь на полях бурьян, скоро волки заведутся. Эти земли просто созрели, чтобы перевести их в неудобья. Вот их и можно будет продать инвестору». - Паливаныч опять хмурится: «Так кто же оформлять перевод будет?» - «Ну, Паливаныч, есть же фирма, «Рога и копыта», там твой сын начальник, они это все оформят по закону. Мы им авансом сто косых зеленью, а по результатом — еще четыре сотни» - Паливаныч прекращает хмуриться: «Ну, может ты и дело говоришь. Только видишь, у нас тут еще благотворительный фонд есть, «Сидорова коза», там у товарищей планы грандиозные. Им как раз пол-лимона зеленью надо. Так что и про них не забудь. Давай, представляй бумаги на комиссию, будем решать вопрос».

И снова всем отлично. Мой инвестор обошелся малой кровью, «Рога и Копыта» получат законный гонорар, благотворители еще резвее всех облаготворительствуют, Паливаныч укрепит свое реноме рачительного хозяина, да и пустовавшим землям хорошо: станут незаброшенными.

Одним словом, экономика растет, рыночное хозяйство расцветает, строители получили контракты, некоторые местные жители улучшат свои жилищные условия, оффшорные счета некоторых людей пополнятся, - кому от этого плохо? А вы лезете: взятки, мол, взятки. Какие взятки? - Это не взятки, а серьезный рыночный бизнес, который приходится вести в нерыночных условиях.

Кармиэль, 31.07.2015

Profile

buenoss: (Default)
Igor Jordan

December 2016

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627 28293031

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 19th, 2017 04:10 pm
Powered by Dreamwidth Studios