buenoss: (Demfront)

Вот как приключился раздор из-за коровы Крымушки. Было некогда большое фермерское хозяйство. Главным по хозяйству был отец, а отдельные фермы внутри этого хозяйства вели его сыновья. У одного сына, назовем его Иваном, была в хозяйстве любимая корова Крымушка.

Да вот незадача: трудно было Ивану кормить корову. Кружным путем приходилось до коровника добираться. Путь же до коровника проходил по землям другого сына, назовем его Миколой. А на землях этих и травка растет, и речка течет. Вот отец и распорядился: «Иван, перепиши Крымушку на Миколу, хватит с ней мучиться, пусть корова за Миколой будет. Хватит ей корм вкругаля возить, пусть он ее кормит со своего луга. Все равно молоко ейное в общее хозяйство поступает».

Ну, и ладно. Стали дальше жить-поживать. Микола корову содержит, а Иван ей приветы посылает. Тут отец возьми и помри, еще и завещания не оставил. Собрались сыновья на совет и решили:

во-первых, общего хозяйства больше не будет, каждый сам за себя;

во-вторых, не считаться между собой, кто кому из братьев чего делал и в чем помогал, а делить хозяйство строго по меже, иначе счеты да дележка до кровянки доведут. А чтобы о разборках и мысли не было, договорились все берданки по дворам у братьев собрать и у Ивана, как старшего сына, и сложить. Об том даже бумагу сочинили и у нотариуса подписали.

Так и осталась корова за Миколой. Беда, что не особо радив был Микола и хозяйство свое подзапустил. Вдобавок, на свою беду, управляющего он себе взял, ну, сущего ворюгу, даже кличка «Профессор» у того оказалась. В один прекрасный день осточертели Миколе его художества, всей семьей собрались и прогнали вора со двора. Оглядывает Микола свое хозяйство и видит: тут недовес, там недомер, а вот и дыра не заделанная. За что хвататься — не знает, а тут еще и кредиторы подступают. Беда!

А брат Иван тем временем про свою бывшую корову все думал. Жалко было, что на Миколу переписал, - страсть! Видит Иван, что у Миколы раскардаш в хозяйстве начался, бегает брат, за что хвататься — не знает. Вот и решил Иван: дай-ка я мою бывшую корову под шумок обратно к себе сведу! Забрался Иван в коровник, гладит Крымушку и спрашивает: «Ну, что, Крымушка, хочешь со мной жить опять?». А Крымушка в ответ «му-у», да «му-у». Одобряет, значит. Вот Иван и объявил: «Отныне Крымушка снова моя! Знать не знаю никакого Миколы!»

Осерчал Микола на Ивана, да не хватает у него силенок супротив старшего брата, так что только словами его полощет: «Ты хуже татя, не просто ко мне забрался и мое законное взял, так еще и на бумагу нотариуса наплевал! Не отдал бы я тебе тогда берданки на сохранение, хрен бы ты по моим закромам лазал! Раз корова тебе братской скрепы дороже, то и не брат ты мне больше!»

Соседи по деревне тоже стали Ивана увещевать: «Иван, раз ты свою корову на Миколу переписал, нельзя ее так запросто взять обратно. Она ведь уже не твоя, это воровство выходит. Ты же недавно и бумагу еще одну подписал, что признаешь Крымушку за Миколой. Пусть вы с Крымушкой друг другу любы, но нельзя брать без договора, а только по закону, иначе до общей драки недалеко».

Иван тоже за словом в карман не лезет. «Крымушка, - говорит, - мне как мать родная, с ее молочком я родительские заветы впитывал, не отдам я мать родную!»

Собрались тогда соседи на совет и обсудили, что если кто-то начнет брать, что ему нравится, то кровавой драки не избежать. Нельзя Ивану такое с рук спускать. Но раз не убедить его, не идти же на него походом. Так что соседи постановили: раз Иван так себя ведет, то знать его мы не хотим и в гости к себе его пускать больше не будем. Пусть живет сам с собой. Долго так не протянет.

Видит Иван: дело плохо. Крымушка, конечно, при нем, но зато самому со двора носа не высунуть. Тогда пошел Иван куражиться, говорит, раз вы, соседи, меня не любите, то вы мне враги будете. Со всех сторон меня окружили, в осаду взяли!

Удивляются соседи: «Мы тебя не в осаду взяли, а просто вокруг тебя живем. И не враги мы, но хотим, чтобы ты жил по правилам, а не своевольничал».

«Враги, враги, - стоит на своем Иван. - А с врагами разговор короткий!» - Собрал Иван все берданки, что на хранении были, и в окна повыставлял: попробуй, сунься!

Однако соваться к Ивану никто не хотел, даже скучно стало. Соседи жили своей жизнью, а Ивану осталось жить своей, с Крымушкой и с берданками наперевес.

Жил бы и дальше Иван в таком незавидном состоянии, да вопрос возник: корова, конечно, при нем, при Иване, да коровник все так же далече. С братом в ссоре, через его земли не пройти, вот через дальние овраги и придется окружные дороги сооружать. Тут у Ивана хозяйство хиреет, а там голодная Крымушка мычит. И что делать Ивану — непонятно, разве к драке с соседями готовиться.

И не было в той деревне психиатра или, на худой конец, психотерапевта, который бы прогнал серую недотыкомку из сознания Ивана и помог бы восстановить адекватное отношение к действительности.


Игорь Жордан

29 апреля 2015

Profile

buenoss: (Default)
Igor Jordan

December 2016

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627 28293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 05:40 am
Powered by Dreamwidth Studios