Jan. 17th, 2016

buenoss: (Demfront)

* Статью под таким названием я опубликовал в 2007 году, когда в публичном пространстве произошло открытое столкновение двух версий развития России: демократического и мракобесно-консервативного. Моя задача состояла в том, чтобы помочь читателю осознать, что таких сценариев развития у России только два и они представлены как раз именами наших героев. Недавний демарш кадыровского прихвостня снова выводит кадыровскую проблему на передний план российской общественно-политической жизни. Многие публицисты признаются, что испытывают острое переживание, что будущее России начинает наступать уже сегодня, что для России наступил "час Ч", наступило время подведения итогов, когда разрубится гордиев узел ее трудного существования. Это означает, что наступает день, когда кадыровская Чечня попытается взять власть в России в свои руки. До последнего она постарается лавировать за спинами кремлевцев, но когда те сольются, кадыровцы выступят во всем блеске своей победоносной воли. Это будет трудное  и кровавое время, и надо понимать, что исход этой битвы не предрешен. Против кадыровцев их вроде бы относительно небольшая численность, но против их демократических противников - их же безволие, разобщенность, легкомыслие, либеральная мечтательность и непривычка держать оружие в руках. Помните, что на большое стадо хватает и одного пастуха с парой собак.
Я не могу давать советы, как поступать с кадыровцами, тем более, не находясь в стране. Я хочу только, чтобы демократы осознали, что встреча с кадыровцем парадигматически эквивалентна встрече антифашиста с гитлеровским боевиком. Как же в этой ситуации поступать антифашисту? Как, как. По разному, зависит от ситуации. И от личной доблести демократа, конечно.
Сейчас же я хочу напомнить линии конфликта между демократической и кадыровской версиями развития России и возвращаюсь к моей давней статье.

*  *  *
«Ты этого хотел, Жорж Данден»
Мольер

Каспаров назвал Кадырова «бандитом». Человек Кадырова обиделся за хозяина и потребовал расправы над Каспаровым по закону, а если по закону не получится, то тогда пригрозил расправиться по «законам Кавказа». Таким образом, человек Кадырова объяснил, что для достижения своей цели кадыровцы могут выходить за рамки российского закона, преступать его. Преступающие закон называются преступниками. Частный случай преступника - бандит - это участник преступной банды. Таким образом, человек Кадырова расписался в том самом, что хотел опровергнуть: что его шеф – не бандит. Он доказал, что и он сам, и его шеф – бандиты. Он доказал, что «законы гор» - это законы бандитские, когда российский закон преступают, причем совместно, то есть в банде.

Назвав Кадырова бандитом, говоря шахматным языком, Каспаров сыграл на обострение. Фактически Каспаров объявил Кадырову шах. Просто мы не осознавали раньше, что между ними разыгрывалась партия. Эта партия прежде протекала в каком-то невидимом астральном пространстве, а теперь, благодаря ходу Каспарова, стала очевидной для всех. Партия, как понимаете, далеко не шахматная.

Поединок Каспарова и Кадырова – это самая суть, это квинтэссенция современного российского политического и общественного конфликта. Каспаров и Кадыров – это два вектора развития России, это два образа ее будущего. Каспаров и Кадыров – это уже не имена, а нарицательные термины, названия двух несовместимых моделей развития, которые, на первый взгляд, находятся в разных измерениях и вообще не пересекаются. Объявив Кадырову шах, Каспаров столкнул эти две модели лбами.

Фишка состоит в том, что никаких других моделей развития, кроме модели Каспарова, либо модели Кадырова, у России нет. Невозможно выбрать что-то третье, потому что этого третьего нет, не существует. Проблема «всего лишь» состоит в том, что этот выбор придется сделать.

Никто не собирается осуждать тех, кто живет по «законам гор». Каспаров их тоже не осуждает. Глупо осуждать законы, которые придумали для себя люди, живущие архаичными общинами на сложном рельефе местности. Просто европейский закон, и российский в том числе, связан не с рельефом местности, а с уровнем цивилизации.

Проблема возникает тогда, когда в европейском обществе пытаются жить по законам архаичной общины. Европейское общество плохо воспринимает, когда сажают на кол или кто-то варит похлебку из человека. Такого повара неизбежно хочется назвать бандитом, хотя это слово не научное, не юридическое, а эмоциональное.

Кадыров, полагаю, никого не кушал в виде похлебки и, может быть, даже не сажал на кол. Просто Кадыров говорит «Б» там, где сначала Кремль сказал «А». Путин в костюме, а Кадыров в трениках. Кремль кушает «Юкос» через суд, а кадыровцы кушают питерский мясокомбинат «Самсон» посредством группы автоматчиков. Иванова-младшего, задавившего женщину, нельзя привлечь, потому что он сын Иванова-старшего. Какого-нибудь Магомеда нельзя привлечь за разбой, потому что он – троюродный племянник замначальника ГИББД Какойтого района. И так далее.

Законы гор, как известно, суровы, но справедливы. Законы гор превращаются в бандитизм, когда они начинают регулировать не отношения между людьми и кланами в общине, а отношения учреждений в государственном образовании.

Кремль – это «законы гор», вторгшиеся в европейский закон, это бандитизм, возведенный в способ управления империей. Просто Россия это и то, и другое, - и «горы», и «Европа». Каспаров – это символ европейского закона. Кадыров – это символ закона гор. Кремль хочет усидеть между этими двумя стульями, чтобы и капитал приобрести, и приличия соблюсти. Но капитал, как понимаете, важнее. Поэтому Кадыров – это упрощение сущности Кремля, это доведение Кремля до химически чистого вида.

Кремль постепенно доводит управление Россией до кадыровского уровня. Поэтому там, где Путин - сегодня, там Кадыров - завтра. Любишь по-путински кататься, люби и кадыровские саночки возить. Поэтому-то и нет третьего пути, кроме выбора между Каспаровым и Кадыровым.

Не существуют в реальности, являются симулякрами и Ивановы-Медведевы, и Фрадковы-Зубковы, и Грызловы-Мироновы, и медведы-преведы, и эсеры-эспээсы, и иже с ними, и несть им числа. Не существует на самом деле и самого Путина.

В реальности существуют только Каспаров и Кадыров.

Поэтому те, кто любят и выбирают кремлевских выпасков, на самом деле выбирают Кадырова и господство оружия над личностью и законом.

Те, кто выбирают Новгород, «крокодила», Каспарова, - выбирают Европу и ценность человеческой личности.

Я воображаю избирательный бюллетень, где нет ничего лишнего, и красуются всего две фамилии: Каспаров и Кадыров. Может быть, русский народ тогда просветлеет?

Игорь Жордан

опубликовано в «НаЗлобу» 2007 г

Profile

buenoss: (Default)
Igor Jordan

December 2016

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627 28293031

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 20th, 2017 10:41 pm
Powered by Dreamwidth Studios